Как и следовало ожидать, когда корабль тонет, крысы начинают драться. Тонуть вместе с кораблем никто из них не хочет, а хочет вкусно кушать.

Российские производители нефти не могут поделить обязанности по выполнению масштабного мирового соглашения о сокращении добычи. В этих условиях Москве будет трудно сдержать данные обещания. По словам трех анонимных источников, компании стремятся защитить собственные проекты и избежать дорогостоящей заморозки объектов. Никто не хочет брать на себя бремя сокращения.

Некоторые компании выступают против пропорционального расчета и настаивают на уменьшении своей доли. Им нужно защитить новые инвестиции и избежать дорогостоящей или даже фатальной заморозки месторождений. Из-за геологических особенностей возобновить остановленную добычу на некоторых участках будет просто невозможно. По словам экспертов, на многих крупных месторождениях в Сибири нужно поддерживать жизнедеятельность, чтобы оборудование не замерзло.

Как стало известно, стороны так и не смогли прийти к соглашению в переговорах по квотам на сокращение в мае. Но так или иначе, им придется искать компромисс.

Если разделить сокращения пропорционально, то Роснефти, крупнейшему нефтепроизводителю в России, нужно урезать добычу на 600-630 тыс. баррелей в день, а Лукойлу — на 240-270 тыс. баррелей в день.

Между тем, глава Роснефти Игорь Сечин — один из ярых противников каких бы то ни было сокращений. Объемы добычи Роснефти сопоставимы с объемами Ирака. На долю компании приходится около 40% всего производства нефти в России.

А ведь это еще не последнее сокращение! С тонущего корабля первыми бегут жирные крысы. Тощие крысы идут на дно с кораблем.

Если вы считаете, что внутренняя междоусобица окончательно добьет российскую экономику — нажмите лайк. Если считаете иначе — дизлайк. Спасибо, что подписались и оставили комментарий.